RBTravel
Отправит вас
в любую точку мира
Карта болельщика
Приоритетная
покупка билетов
и скидки в магазинах
Very big afp 1a9149 mgzoom
Три года трагедии в римском метро (спецпроект RBWorld)
Новости
23.10

Три года трагедии в римском метро (спецпроект RBWorld).

Ровно три года назад в римском метро на станции «Република» произошла трагедия с болельщиками ЦСКА. Сегодня мы вспомним события того дня и попытаемся разобраться в деталях случившегося – об этом нам расскажут участники тех событий. Мы могли бы предупредить читателей обычной маркировкой материала 18+, но все-таки скажем дополнительно: материал может вызвать у вас разные чувства и содержит шокирующие материалы. Но если вы начнете читать его, читайте до самого конца.

Что произошло

Вечером 23 октября в Риме ПФК ЦСКА предстояло провести матч очередного тура группового этапа Лиги чемпионов против итальянской «Ромы». В этот день на станции «Република» местного метрополитена обрушился эскалатор, что привело к страшной трагедии, жертвами которой стали поклонники армейского клуба. Катастрофа произошла за несколько часов до начала матча, когда красно-синие после прогулки по «вечному городу» стали спускаться в метро, чтобы отправиться к Олимпийскому стадиону. По одной из версий, техническая поломка привела к тому, что эскалатор стал ускоряться, унося вниз десятки людей, которые стали падать вниз прямо на металлические конструкции механизма, ставшие в те минуты настоящей мясорубкой.

Первое официальное заявление прозвучало через два часа после трагедии. «Группа болельщиков ЦСКА спускалась вниз со станции. В этот момент произошло обрушение эскалатора. Различные ранения получили по меньшей мере восемь из них. Число пострадавших может вырасти», – сообщил представитель римской полиции. Кстати, о работе полиции в те страшные минуты мы расскажем отдельно.

Хроника трагедии

Мы восстановили ход событий с помочью их непосредственных очевидцев, которые стали нашими собеседниками в ходе собственного расследования произошедшего. Дениса Сагдиева, Дмитрия Павлова, Дмитрия Тюрина, а также Анастасию и Дарью теперь объединяет не только тот факт, что они болеют за ПФК ЦСКА, но и общая трагедия. Всего же в этой истории пострадало около 30 человек, которые и ждут, что же решит римское правосудие. 

Рассказывает болельщик армейцев из Долгопрудного Денис Сагдиев: «Мы собирались большой группой в центре города заранее. Тут нужно пояснить, что в 2014 году, когда мы в предыдущий раз приезжали в Рим, имели место нападки фанатов «Ромы» на наших одиночных болельщиков возле Олимпийского стадиона. Чтобы избежать этого вновь, было принято решение ехать на стадион вместе. Пьяных не было. Кто-то выпил один-два бокала пива. Многие вообще пили газировку и чай. По пути к метро не было скандирований, мы шли очень и очень спокойно. Зайдя на станцию, мы прошли турникеты и двинулись к двум эскалаторам. Я пошел на правый из них. Через несколько секунд, после того, как я зашел на эскалатор, прозвучал щелчок, и он резко ускорился. Сначала была мысль, что просто кто-то включил следующую скорость, но моментально стало очевидно, что это было непреднамеренное ускорение. Я даже не думал, что эскалатор может так быстро ехать, он буквально полетел. Мог ли кто-то переключить скорость? Нет, не мог. В метро Рима переключатели эскалаторов находятся не внизу у кабины дежурного, а под потолком, куда залезть можно только со стремянкой. Посмотрев вниз, мы увидели, что там образовался завал из людей. Все начали прыгать друг через друга.

Ситуация стала страшной, потому что ступени не уезжали вниз, а влетали друг в друга и вставали торцом, колом, образуя препятствие. Во время этого стопора я как раз оказался там. Стас «Могила» дернул меня за плечо, и я упал на него, а мне на правую ногу упал кто-то еще. Другие пытались запрыгнуть на межэскалаторное перекрытие. У одного получилось, но он сильно разбил колено о плафон. Вообще, внизу было очень много крови».

А вот как те события описывает Дмитрий Тюрин, наиболее тяжело пострадавший в результате трагедии в римском метро: «Мы спокойно зашли на станцию, затем – на эскалатор. Я проехал примерно треть пути, как эскалатор моментально ускорился. Стоит отметить, что угол эскалатора на станции «Република» очень крутой, а расстояние до соседнего тоже больше того, какое мы привыкли видеть в московском метро, потому никто особо не пытался перепрыгнуть куда-то. Отмечу, что все произошло за считанные секунды.

Я оказался в самой гуще. Мне было некуда деваться. Ступени сзади меня завернулись и ноги мои завернули сзади. Правую ногу зацепило сильно, а левую удар прошел по кроссовку и его разрезало сзади. Я получил травмы ног, головы, был разбит таз, вся его левая часть, до сих пор гематома осталась, шейный позвонок разбит. Целыми остались только руки».

UPD: еще одно видео с того самого эскалатора

Среди пострадавших были и девушки, в том числе две подруги Анастасия и Дарья. «Когда мы зашли на станцию, что-то повело нас с Дашей на правый эскалатор, – рассказывает Настя, – через несколько секунд мы посмотрели вниз и увидели, что там происходит. Даша успела сказать только одно: «Нам конец». Супруг ехал за нами, его успели вытянуть на соседний эскалатор.»

«Я зашел на эскалатор и начал спускаться вниз. Когда я был посередине спуска, эскалатор дернулся и начался ускоряться. Я оказался в первой десятке тех, кто еще успел спрыгнуть с эскалатора. В тот момент я окрикнул других, чтобы все моментально отходили в сторону», – делится воспоминанием Дмитрий Павлов, который по профессии врач. Именно Павлов, как бы это пафосно ни звучало, возглавил и начал спасательную операцию в римском метро.

Первые минуты после трагедии

 

Последствия обрушения эскалатора в Риме, при котором пострадали российские болельщики, 23 октября 2018 года. mergenzavvf/twitter.com

О первых минутах после трагедии рассказывает врач Дмитрий Павлов, начавший оказывать первую помощь пострадавшим еще до приезда местных врачей: «Когда эскалатор уже остановился, вокруг стояли крики, шум, пыль. Я увидел кровь и сразу принялся помогать людям. Мы стали снимать с себя ремни и накладывать жгуты. Рядом с каждым раненым оставляли человека, который следил за временем, чтобы вовремя снять жгут – без этого возможным было развитие краш-синдрома. Пострадавших старались лишний раз не двигать, так как оценить травмы других органов и систем мы не могли, от того действовали с целью остановки кровотечения».

В первые минуты после трагедии многие раненые были в настоящем шоке, и это понятно: в одно мгновенье десятки простых людей стали жертвами техногенной катастрофы. «Сначала был жуткий шок. Организм работал на адреналине. Я встала и сказала мужу: «Давай, сейчас я чуть-чуть отойду и поедем на матч». Все смотрят на меня и говорят: «Какой матч? Посмотри на себя». Я опускаю глаза вниз и вижу, что на ноге оторван кусок мяса. В тот момент я упала в обморок. Потом очнулась. Помню, как один парень отдал свою футболку, чтобы мне обмотали спину, потому что она очень серьезно пострадала – из-за того, что, когда мы уже лежали в завале, эскалатор продолжал ездить. Врачи потом сказали: «У вас спина похожа на красивый цветочек», – вспоминает Анастасия. Даша продолжает: «Мы с Настей оказались в завале. Благо, ребята тут же сориентировались, начали всех растаскивать в стороны и оказывать первую помощь. Спасибо Женечке, которая откуда-то взяла бинты и начала перевязывать нас». А вот как ту ситуацию описывает Денис Сагдиев: «Когда мы слезли, я стал искать свой улетевший куда-то кроссовок и увидел, что из пятки идет кровь. Меня охватил шок: пытался попрыгать, сделать какие-то движения. Увидев меня в таком состоянии, Петя «Одинаковый» моментально отправил меня наверх на втором эскалаторе, который уже переключили на движение вверх».

Дмитрий Тюрин, жизнь которого в тот момент практически висела на волоске рассказывает, как его вытаскивали из того завала: «Когда всех растаскивали, я попросил меня не дергать. Ребята меня аккуратно подняли, ногу отдельно придерживали. Меня положили на межэскалаторное перекрытие. Толя увидел, что случилось со мной и сразу перетянул ногу ремнем, чтобы я не истек кровью».

Работа городских служб

Каждый из участников тех событий вспоминает о долгом приезде скорой помощи и абсолютно халатной работе сотрудников городских служб.

Денис Сагдиев рассказывает о первом прибывшем на станцию городском служащем: «Сначала на станцию зашел какой-то сотрудник, по форме было сложно понять, к какому ведомству он относится, потому что у всех форма одинаковая, а отличаются они только нашивками на рукавах. Он был немногословен: «Окей, я все понял, вызываю скорую». Но первыми прибыли карабинеры, агрессивно влетевшие на станцию и ударившие несколько наших болельщиков. Потом они увидели, что это не теракт, не беспорядки, и отошли в сторону. Какой-то медбрат из числа карабинеров пытался помочь, он осматривал тех, кто был наверху». Его слова подтверждает Дмитрий Павлов: «Первым, кто спустился на станцию из представителей официальных структур, был какой-то полицейский, которого попросили вызвать врачей, он почти сразу ушел обратно наверх. Кстати, карабинеры, первые прибывшие на место трагедии, даже скрутили одного из наблюдавших за раненым. Я обернулся и вижу: его тащат в автозак. Вместо помощи получили вот такое».

Фото: https://roma.corriere.it/

«Первыми на станции оказались карабинеры. Они агрессивно влетели, начали дубинками избивать наших ребят, но потом увидели, что это не беспорядки, и отошли назад, – рассказывает Дмитрий Тюрин и добавляет, а скорая приехала ровно через 47 минут – это время засекли ребята. Тогда несколько врачей-пенсионеров без носилок спустились вниз. Они посмотрели на все происходящее и, не зная, что делать, поднялись обратно. Действия местных властей были непрофессиональные. Все шло очень медленно. У итальянцев нет медицины катастроф. У них есть хорошие врачи, которые спасли мне ногу, но у них не было серьезных трагедий и терактов, поэтому они особо не знают, как действовать в таких случаях в отличие от наших экстренных служб».

Оценить масштабы трагедии и уровень профессионализма итальянцев можно выслушав описание ситуации Денисом Сагдиевым: «В какой-то момент на станцию гордо зашел и спустился вниз сотрудник местного МЧС, источающий уверенность в себе и обвешанный какими-то спецсредствами. Так вот через две минуты его подняли наверх и давали нашатырь, чтобы привести в чувство.

Скорая помощь очень долго ехала. От получаса до часа. Мы, несмотря на всю серьезность ситуации, даже начали шутить о том, что, случись такое в Москве, все службы были бы на месте минут через пять. Когда мы заходили на станцию, на ней уже не было никаких дежурных, поэтому, когда все случилось, никто, кроме нас самих, нам не помогал. Хорошо, что среди нас оказались врачи.

За помощью к врачам обратились 24 человека. Многие, получившие ушибы и незначительные раны, не обратились к медикам».

Фото: https://roma.corriere.it/

«Когда римские парамедики спустились вниз, некоторым из них самим понадобилась помощь. Можно сказать прямо: итальянцы не справились с ситуацией. Может, им навыков не хватило?», – таким вопросом задается Дмитрий Павлов и продолжает, – Первую помощь мы оказывали сами: Анатолий Рыбаков, Максим Хышов и я. Скорой помощи не было около часа. Случившееся попадает под определение техногенной катастрофы. При ней требуется одномоментное оказание помощи многим людям в кратчайшие сроки. Итальянцы сделать этого не смогли.

Через некоторое время я поднялся наверх и увидел, что там тоже есть ребята с сильными ранениями – видимо их прямо сразу в шоковом состоянии подняли наверх. Там же итальянские медики, не разобравшись в происходящем, начали забирать некоторых с обычными ссадинами. Мне пришлось объяснять им, что внизу есть более тяжелые пострадавшие, с оказания помощи которым следует начинать. Пришлось, как говориться, помахать шашкой».

О долгом приезде скорой сообщал и известный комментатор Владимир Стогниенко, написавший об этом в своем Twitter со ссылкой на своего знакомого, который был в Риме на матче красно-синих и попал в завал: «Только сейчас получилось связаться с приятелем, который в Риме был. Он отделался синяками, а друзья его сильно пострадали. Скорую, говорит, ждали минут 40. Фото жуткие, но их выложить не могу».

Эвакуация и госпитализация

Ставший настоящим русским героем, но стесняющийся этого высокого звания, Дмитрий Павлов участвовал не только в оказании первой медицинской помощи, но и помогал римским службам в процессе эвакуации: «Когда начался процесс госпитализации раненых, я стал помогать с переводом: есть ли аллергия, какие были операции и так далее, чтобы при первой помощи не было нежелательных явлений, таких, как аллергическая реакция.

 

Фото: https://roma.corriere.it/

Фото: https://roma.corriere.it/

Фото: https://roma.corriere.it/

Фото: https://roma.corriere.it/

После того, когда закончились все спасательные мероприятия, я почувствовал полное опустошение. Было очень тяжело, накатила усталость. Произошедшее нельзя сравнить с тем, что я видел в больницах.

Лично я все делал на автоматизме, этому всему меня когда-то учили. Почему не растерялся? Ну, если бы еще я, будучи врачом травматологом-ортопедом, потерял сознание, то задал бы себе вопрос – а я точно врач хирург? Я не чувствую себя героем. Героизм – это пафосно. Я просто делал то, чему меня учили, то, что я умею». Обратим внимание на то, что Анатолий Рыбаков, Максим Хышов и Дмитрий Павлов, оказывавшие первую помощь, не были представлены к высоким государственным наградам, они получили лишь благодарственные письма от нижней палаты Федерального Собрания. Кажется, лучшая благодарность для Павлова – это выздоровление тех, кого он спасал: «Периодически я созваниваюсь с пострадавшими, но уже не так, как в тот момент, когда это случилось. Ребята обращаются ко мне с вопросами по здоровью, иногда просят помочь родным».

 

Фото: https://roma.corriere.it/

Все по-разному выбирались из ада римской подземки. Предоставим слово Анастасии: «Наверх меня подняли на носилках, но путь от станции до кареты скорой помощи оказался неприятным. В Риме все улицы выложены брусчаткой. Когда на носилках везли по ней, меня трясло и спине было особенно больно. А уже в самой машине я попросила обезболивающее, но мне его отказались давать, сославшись на то, что необходима консультация врача». Ее подруге Даше, получившей травмы обеих ног, вообще пришлось самой карабкаться наверх: «Мне пришлось подниматься вверх по эскалатору самостоятельно».

«Меня подняли наверх и, видимо, чтобы не создавать лишней паники, положили не ко всем, а в отдельный угол, где я долго лежал. Меня там оставили одного. Я просто лежал и никого из врачей рядом не было. В голове крутились мысли о покупке протеза, чтобы я смог в будущем ходить пешком и ездить на машине. Потом мы с товарищем подняли шум, что это ненормально несколько часов так лежать. После этого меня повезли в больницу» – делится своей историей Дмитрий Тюрин.

В отличие от Дмитрия Тюрина, Анастасии и Даши, Денис Сагдиев был госпитализирован, но надолго в больнице не задержался: «Пока я ждал помощь, я успел позвонить жене и сказать, что со мной все в порядке и не надо верить тому, что будут показывать по телевидению. Жена сразу нашла телефон нашего консульства в Риме и обратилась туда. Надо отметить оперативную и профессиональную работу представителей нашего посольства. Их штатный хирург - Олег Васильевич -  взял всех под контроль. Знаю, что он общался, консультировал ребят. А сотрудник по имени Константин приехал ко мне уже через полчаса после того, как меня привезли в приемное отделение больницы. Он сразу же активно включился в общение с врачами, занялся всей работой с документами. И где-то около часа ночи он отвез меня в гостиницу».

Больничное беспокойство

Пережив несколько часов ужасов, каждый из пострадавших, наверняка, в глубине души надеялся, что в больнице кошмар закончится, но вместо этого он продолжился.

Рассказом о своем пребывании в «Умберто» делится Анастасия: «В больнице «Умберто», кроме меня, оказались Дима Тюрин и Володя из Кирова. Мы лежали прямо в коридоре! Так получилось, что у них на всю больницу был только один анестезиолог! Первым повезли оперировать Диму, потому что он был самым тяжелым. Потом прооперировали Вову. Я пролежала в коридоре около десяти часов. Благодаря сотруднику посольства, ко мне в это время дважды на пять минут пускали мужа. Меня жутко мучила жажда, но воду не давали, потому что все думали, что с Димой и Вовой быстро закончат, а перед операцией пить нельзя. Давали только промочить тряпочкой губы.

В «Умберто» я провела около недели, а потом меня выписали. В течение этой недели ко мне было отличное отношение персонала больницы.

Кстати, об отношении итальянцев к нам. Когда все только произошло, моего отца не пустили в Италию. Ему просто не дали визу. Сказали: «А с ней же там муж. Зачем вы там нужны?».

Но были и положительные моменты. Вспоминается даже такой эпизод. Мне захотелось помыть голову, но вставать было категорически запрещено, да и не могла я тогда встать. Тогда медсестры принесли тазик и помыли мне голову. Три русские девушки, проживающие в Италии, по собственной инициативе посещали меня, справлялись о моем самочувствии. С больницей, правда, повезло. По прилете в Москву меня определили в ЦКБ».

Более спокойно прошла госпитализация Даши, о которой она рассказывает так: «В первой больнице мне написали неправильный диагноз. Дважды в течение первой ночи меня пытались выписать. В карте написали: перелом берцовых, все плюсневые, порван ахилл. Фактически были сломаны две ноги.

Благодаря страховой, на второй день меня отвезли в другую больницу, где сразу начали делать МРТ, рентген. Там мне сказали, что я родилась в рубашке. Диагностировали перелом пятки и рваные раны. В Риме я была три-четыре дня и потом меня отправили в Москву, где я долечивалась. В Москве в больнице меня уже ждали».

Но дольше всех в римской больнице находились двое - Владимир Блохин и Дмитрий Тюрин, который в подробностях нам рассказал о своем лечении в Италии: «Когда меня привезли в госпиталь, врачи покачали головой: «Да, ну, тут ампутация». И все, никто ничего не делал. В какой-то момент у меня началась такая боль, что я стал рукой стучать по стене, чтобы кто-нибудь пришел за мной и повез на операцию.

Перед операцией я, как положено, отдал сотрудникам больницы все свои вещи: кофту, джинсы, цепочку, кошелек с деньгами, документы. Я очнулся на следующий день. Через несколько дней моей девушке вернули только цепочку и кошелек без денег. Но самое главное – спасли ногу.

Их просили спасти ногу. Вообще, уровень итальянской медицины очень низкий. Они редко проводят сложные операции. В ситуациях, подобных моей, не заморачиваются и ограничиваются ампутацией. Они поработали с артериями и сухожилиями, провели три операции, а кости даже собирать не стали, поэтому аппарат на ногу они тоже неправильно поставили. На мой вопрос, смогу ли я ходить, мне говорили, что это почти невозможно. В России мне потом так и сказали: «Твоими костями в Италии никто не занимался», поэтому у нас мне сделали еще четыре операции в течение года. Спасибо нашим русским врачам, которые поставили меня на ноги. В 2020 году хотел полететь в Рим, поблагодарить врачей за спасенную ногу и показать им, что я могу ходить почти как прежде, только хромая. Но наступила пандемия.

В римской больнице я пролежал полтора месяца. В голове крутились вопросы, что делать и как дальше жить. Даже после первой операции был риск потерять ногу. Все зависело от того, как поведет себя организм. Нужно было, чтобы кровь начала циркулировать по новым артериям, чтобы нога начала теплеть. На второй день после обеда нога стала теплее, в какой-то момент даже горячее, чем другая. Было постоянное напряжение. Вся жизнь перевернулась.

В Рим ко мне прилетела девушка, которая была всегда со мной, и сестра, взявшая на себя все вопросы по судебному делу.

Домой в Россию я вернулся во многом благодаря своей девушке. Дело в том, что нас стали поторапливать в больнице, мол, давайте быстрее, вам пора домой. Страховая тянула с решением вопроса. И тогда моя девушка отправилась в представительство «Аэрофлота» в Риме, где случайно столкнулась с его директором. Выслушав ее, он пообещал через один день подготовить самолет и организовать мою транспортировку в Москву. Он выполнил свое обещание сделал все на уровне, за что ему огромное спасибо. Также хотел бы особо отметить и поблагодарить Ваню Уланова и Лешу Васильева, которые заказали медицинский автомобиль от аэропорта до дома».

Реакция итальянской стороны

Через несколько часов после трагедии местные СМИ поспешили обвинить во всем русских. Впрочем, это неудивительно: нужно было как можно быстрее объяснить своим гражданам, что в случившемся виноваты болельщики ЦСКА, а не местные власти, которые, годами не обсуживая эскалатор, своими действиями поставили под угрозу жизнь и здоровье простых римлян, имевших возможность стать жертвами этого происшествия, случись оно в любой другой день. Да и сами власти делали все, чтобы переложить вину на россиян. «Я считаю, что там были десятки пьяных псевдоболельщиков российской команды, которые начали эти беспорядки. Эскалаторы не предназначены для того, чтобы на них прыгали», – заявил министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини в эфире радиостанции RTL. А вот, что сказала мэр Рима Вирджиниа Раджи: «Мы здесь, чтобы понять, что произошло на самом деле. Сейчас приходит информация, что люди прыгали, танцевали и пели на эскалаторе. Мы должны разобраться, так ли это».

Фото: https://roma.corriere.it/

Тон главы пожарной службы Рима Джанпьетро Боскайно был несколько иным:

«То, что произошло, – это довольно странный инцидент. Нам нужно разобраться в произошедшем. Мы будем отсматривать записи с камер наблюдения. Сейчас можем сказать, что разрушение системы эскалатора имело место быть. Но мы должны убедиться, стало ли именно это причиной ЧП. Когда мы прибыли на станцию, мы увидели, что люди лежат вповалку в самом низу эскалатора. Они просили о помощи. Многие из пострадавших являются российскими болельщиками».

Издание La Reppublica в заголовке о трагедии окрестило ее «странной аварией». Все, что писалось в те дни в Италии сводилось к одному: «Толпы пьяных русских болельщиков прыгали на эскалаторе – это привело к трагедии». Здесь журналисты и итальянские власти откровенно лгали: во-первых, никто не прыгал, что отчетливо видно на записи. а во-вторых состояние трезвости пассажиров не должно и не может влиять на устойчивость работы механизмов.

Версию о прыжках также опровергает Денис Сагдиев: «Мы не прыгали – это видно на всех опубликованных в интернете видео. Мы вообще не делали ничего такого, что могло спровоцировать поломку».

Однако все-таки одно из итальянских СМИ выдвинуло иное от общего информационного поля мнение. Так, подтверждением тому, что вина за случившееся лежит на местных властях, служит информация, полученная телеканалом Ansa от собственного источника, о том, что еще в 2015 году компания Atac, занимающаяся обслуживанием общественного транспорта в Риме, делала запрос на починку злополучного эскалатора. Позднее и другие итальянские СМИ опубликовали информацию, что за месяц, предшествовавший трагедии, именно этот эскалатор ломался четырежды, а средства на его капитальный ремонт вовремя не были выделены.

«За некоторое время до нашего инцидента на этом же эскалаторе уже случилась трагедия с итальянской бабушкой. После того эпизода хотели ремонтировать, но у фирмы, эксплуатирующей эскалатор, не было денег, поэтому все оставили, как есть, что очень странно, ведь «Република» - центральная станция Рима, через которую ежедневно проходят десятки тысяч туристов», – поясняет Денис Сагдиев.

Вот как о реакции итальянских СМИ высказывается Дмитрий Тюрин: «Итальянцы пытались все свалить на нас – делали это и СМИ, и власти. Через три дня на столицу Италии обрушился ураган, который повалил десятки деревьев. Главная газета Рима вышла с заголовком по этому поводу: «Русские болельщики так прыгали на эскалаторе, что даже деревья упали». Просто издевательски пытались высмеять нас.

Никто из местных властей не интересовался нами, не приезжал, не принес извинения. Мы видели только врачей и сотрудников нашего МИДа. Лишь однажды к нам зашел представитель полиции, которого мы попросили выдать копии записи камер наблюдения, чтобы доказать, что мы не прыгали. Они пошли на это».

Любопытно, что простые итальянцы уверены в том, что болельщики ЦСКА – не виновники трагедии, а ее жертвы. Приводим мнения итальянцев о случившейся трагедии, опубликованные на сайте Sport24.

Пьер-Пауло: «Я уже давно живу в Москве, но во время первого матча «Ромы» с ЦСКА был в Риме. Люди в Италии до сих пор говорят о том, что случилось тогда. И они очень недовольны!

Во всем виноваты тупые люди. В таких трагедиях вообще всегда виноваты тупицы. Как минимум, служба безопасности метро должна быть более внимательна. Я искренне надеюсь, что случившееся будет поводом к каким-то политическим изменениям. Обязательно должны быть внесены поправки, чтобы трагедия больше не повторилась».

Алессандро: «Полный абсурд! Обратили ли на это внимание власти? Да, естественно, но нужно что-то делать с самим эскалатором. К сожалению, там какие-то технические проблемы. Такая трагедия произошла впервые в Риме, насколько я помню.

Станцию до сих пор не открыли. Сейчас идет судебное разбирательство, проверяется, что к чему. Есть ли виновные в этой трагедии? Конечно. Те, кто не контролирует и не делает свою работу хорошо».

Стефано: «Я уверен, что поломка эскалатора – это не проблема болельщиков ЦСКА. Виноваты люди в структурах, отвечающих за транспорт и метро. Я не был в метро, потому не хочу никого очернять. Думаю, у СМИ тут больше информации. В любом случае, властями будут приняты надлежащие меры».

Реакция российской стороны

«Итальянские власти винят россиян в трагедии? Следственные органы работают. Пока рассматриваются две версии. Первая – техническая, выход из строя различных механизмов эскалатора. Вторая – внешний фактор, на что как раз намекают в Италии. Но следственные органы руководствуются установленными фактами. Но мы все ожидаем выводов, которые будут сделаны после детального рассмотрения всех нюансов. Только после этого можно будет говорить на эту тему. Пока уделяем внимание тем, кто оказался в роли пострадавших», — Sport24 приводил слова пресс-атташе посольства России в Италии Дмитрия Гурина. Вскоре Гурин прокомментировал ситуацию для «Комсомольской Правды»: «Всего пострадал 21 человек, двое отказались от госпитализации. 19 развезли по разным госпиталям Рима. Мы нашли всех, установили с ними контакт, выяснили их личности. Среди пострадавших болельщиков были даже граждане Украины. Степень тяжести травм у людей разная».

Денис Сагдиев дает высокую оценку работе консульства: «Вообще, пользуясь случаем, хочу сказать огромное спасибо всем нашим ребятам из консульства, которые помогали нам в те дни. Никто из них не проронил ни одного обвинительного слова в наш адрес, никто не назвал нас фанатами-долбонатами. Все было культурно и профессионально». Такого же мнения придерживается Дмитрий Тюрин: «Блестяще помог мне наш МИД. И консул, и его зам – они постоянно были на связи, помогали с юридическими вопросами, оказывали полную поддержку, делали все от них зависящее».

Фото: https://roma.corriere.it/

К решению проблем пострадавших сразу же подключился клуб, опубликовавший специальное заявление. Приводим полный текст заявления красно-синих:

— Вчера перед матчем с «Ромой» на одной из станций римского метро произошел несчастный случай из-за поломки эскалатора. Пострадали люди, некоторые из них находятся в тяжелом состоянии. Наша основная задача сейчас — оказать любую возможную помощь пострадавшим, чем клуб в данный момент занимается. Это касается визовой поддержки, замены пропавших авиабилетов, финансовой помощи и так далее. Наши сотрудники находятся на постоянной связи со всеми, кто пострадал в этом инциденте (в том числе, как уже сообщалось ранее, открыта горячая линия фан-клуба, связаться с которым можно по телефону 8-495-540-38-88 или по электронной почте fanclub@pfc-cska.com).

Необходимо отметить, что оперативно отреагировали на ситуацию представители нашего Посольства в Риме и РФС и они в данный момент также делают все от них зависящее, чтобы оказать необходимую помощь людям. Также, по нашей информации, медики и полиция Рима, вопреки противоречивым заявлениям, не оставили наших граждан без внимания и поддержки.

Что касается различных официальных комментариев о причинах произошедшего (в том числе слов о псевдоболельщиках, которые прыгали на эскалаторе), то мы считаем, что сейчас не место и не время для преждевременных выводов. В римском метро были наши преданные болельщики и соотечественники, и главное сейчас — их здоровье и возвращение на родину. А почему эскалатор метро в центре одной из мировых столиц, где ежедневно перемещаются сотни тысяч римлян и туристов, вышел из строя, что повлекло угрозу жизни и здоровья людей, — должны выяснить правоохранительные органы Рима.

Вслед за официальным заявлением клуба последовали комментарии генерального директора армейцев, Романа Юрьевича Бабаева: «Разместили объявления на своих информационных ресурсах. Люди могут обращаться с любыми вопросами финансового, административного характера. Мы, конечно, окажем помощь, которая понадобится».

Болельщики ЦСКА, попавшие на стадион в Риме, поддержали пострадавших скандированием «Здоровья, парни!» 

Клуб и движ не оставили своих в беде. Об этом рассказывает Дмитрий Тюрин: «Меня поддерживали все: и болельщики ЦСКА, и поклонники других команд, в том числе, наших главных соперников. Все желали поскорее увидеться на трибунах. Даже в Рим ко мне прилетали друзья.

Очень помог клуб, особенно – финансово. Оплачивались лекарства, проживание жены в гостинице. Меня не бросили. Безмерно благодарен клубу и его сотрудникам. Было безумно приятно, когда через день после трагедии позвонил Игорь Акинфеев. Чуть позже Вася Березуцкий прислал видео со словами поддержки».

Братский динамовский движ на одном из домашних матчей своей команды вывесил баннер в поддержку пострадавших армейцев.

Баннер болельщиков "Динамо" на матче 13-го тура "Динамо" - ПФК ЦСКА

ПФК ЦСКА отметил болельщиков-врачей, оказавших первую помощь, перед одним из домашних матчей. Тогдашний главный тренер красно-синих Виктор Ганчаренко вручил парням памятные футболки.

Перед матчем 12-го тура ЧР ПФК ЦСКА - Краснодар, на тот момент тренер ПФК ЦСКА Виктор Гончаренко вручил подарки от клуба

Пока суд да дело…

…а тем временем уже прошло три года. Но итальянцы не торопятся. В самом начале они избрали атакующую стратегию и даже… пытались обвинить нашего врача Дмитрия Павлова в том, что он не имел права оказывать помощь – об этом нам рассказал сам Павлов: «Я не участвую в судебном процессе, но итальянцы хотели привлечь меня к ответственности, мол, я не имел права оказывать первую помощь. Понятно, что это все направлено на одно – отмазать себя. Хотя с их стороны налицо преступная халатность».

О начале исковой процедуры и дальнейшем ходе дела рассказывает Денис Сагдиев: «Через две-три недели после произошедшего по инициативе сестры Димы Тюрина мы встретились в официальном клубе болельщиков ПФК ЦСКА Red-Blue World на ВЭБ Арене. Там решили, что будем подавать совместный иск. По итальянским законам, если участниками иска становятся более десяти человек, то ходу рассмотрения дела можно давать общественный статус, привлекать СМИ и так далее. Наняли итальянского адвоката.

Всего через несколько недель следствие пришло к тому, что в случившемся виновата компания Atac, отвечающая за эксплуатацию эскалатора. Пока определены четыре обвиняемых лица.

Суд должен начаться в ближайшее время. Такие процессы в Италии длятся по пять-шесть лет».

По мнению, Анастасии, такая длительная затяжка времени может быть связана с желанием итальянцев забыть все: «Сейчас мы ждем судебного заседания. В Италии, наверно, кто-то надеется, что все это забудется, пройдет срок давности. Пандемия сыграла итальянцам на руку. Там изначально пытались во всем обвинить нас. В одной из газет даже вышла карикатура на нас».

Своим мнением о процессе делится Дмитрий Тюрин: «Судебное дело затянулось надолго. Нас сразу предупредили, что это займет лет шесть-восемь, но тут еще вмешался коронавирус, поэтому везде был локдаун, все было закрыто. Определены четыре подозреваемых. Сейчас мы ждем назначения даты первого судебного заседания. По словам адвоката, дело выигрышное, но точных прогнозов, например, о суммах выплат пока никто дать не может».

По информации из источников, близких к ситуации, следствие установило круг обвиняемых лиц – это четыре человека. Также по инициативе прокурора была назначена техническая экспертиза. Материалы экспертизы уже переданы в суд. В ближайшее время должна быть назначена дата первого судебного заседания.

Вот так и получается, что суд вроде бы итальянский, а работает по русской пословице – обещанного три года ждут.

Фото: https://roma.corriere.it/

Жизнь после трагедии

Часто случается так, что в первые месяцы после трагедии жертвам всегда уделяется много внимания, а со временем оно исчезает, и пострадавшие остаются один на один со своей бедой. Мы попросили наших собеседников рассказать, о том, как они пережили все сложности и что происходит в их жизни сегодня.

Дмитрий Павлов, оказывавший пострадавшим в Риме первую помощь, уже полтора года находится на передовой борьбы с новой коронавирусной инфекцией.

Денис Сагдиев так рассказывает о своем сегодняшнем дне: «Все травмы остались с нами. Я теперь хромаю, чувствую перепады температуры. Но верю, что у всех все будет хорошо!

В России я столкнулся с добрым отношением в больнице. У себя в Долгопрудном я чуть ли не звездой стал (смеется). Люди говорили: «О, да он же в Риме был! Проходите скорее, здоровья вам».

Сейчас у нас есть своя группа в WhatsApp. Никаких обид ни на кого нет. Мы сами занимаемся своими проблемами».

Анастасия настроена позитивно: «Сейчас я рада, что вся эпопея с больницами, таблетками, лечением и восстановлением уже закончилась. Хотя полученные травмы отразились на мне: теперь я не могу долго бегать, начинает отдавать в ноги. Спасибо всем неравнодушным людям, которые нам помогали!».

Ее подруга Даша источает уверенность и боевой настрой: «В московской больнице я провела две недели. Там я ездила на коляске, а по приезде домой я стала ходить с костылями. К Новому году удалось вообще ходить самостоятельно. В январе я уже пробила баскетбольный и хоккейный выезда. Я с самого начала себя настраивала так, что не буду сдаваться. С позитивным настроем процесс восстановления шел быстрее».

Порой люди, пережившие подобное, уходят в себя, ломаются. Но так бывает в случае внутреннего поражения. Но мы, как поется в известной красно-синей песне: рождены для победы жить, быть армейцем, значит победить. Именно такие победные, полные любви к жизни слова произносит в заключении нашего материала Дмитрий Тюрин: «В Москве, перенеся несколько операций, я учился сначала сидеть, потом вставать – с ходунками, сначала на левую ногу, потому что за такой долгий срок мышцы на ней начали атрофироваться. В марте 2019-го я начал самостоятельно стоять на двух ногах, а уже в мае я вернулся на стадион. Первым моим матчем после травмы стала игра заключительного тура против самарских «Крыльев Советов». Запомнил, что Федя Чалов тогда стал лучшим бомбардиром Премьер-лиги.

Трагедия в римском метро очень сильно повлияла на мою жизнь. Я благодарен итальянским хирургам, которые спасли ногу, российскому хирургу, который сказал, что поставит меня на ноги и сделал это! Близкие стали еще ближе. Летом 2019-го та самая любимая девушка, которая была со мной в самые сложные минуты в Риме, которая верила в меня и поддерживала, стала моей женой, а в 2020-м у нас родилась дочка. Да, нога и все тело постоянно болят. На реабилитацию нужны безумные деньги. К тому же, она фактически никогда не закончится и будет продолжаться всю мою жизнь. Стараюсь ходить в бассейн, спортзал, чтобы поддерживать себя в тонусе. Сейчас вот разминаюсь с ребенком. Стремлюсь как можно больше времени проводить с дочкой, потому что чуть не ушел на тот свет, поэтому хочу жить и радуюсь каждому новому дню, ведь его могло и не быть».

От себя добавим, что мы активно следим за этой ситуацией, общаемся со всеми участниками и обязательно будем освещать ход событий. Желаем всем пострадавшим крепкого здоровья и скорейшего завершения судебного процесса! До встречи на матчах ЦСКА!


Источник: RBworld.org
Комментировать...(0)

0 комментариев

Необходимо авторизоваться , чтобы оставить комментарий