RBTravel
Отправит вас
в любую точку мира
Карта болельщика
Приоритетная
покупка билетов
и скидки в магазинах
Very big pervoe bolshoe intervyu s fedotovym v cska 16578273441563472120
Владимир Федотов: "У меня нет слов от того, что фанатов не будет на трибуне."
Новости
15.07

Владимир Федотов возглавил ЦСКА 15 июня, а уже в субботу, 16 июля, команда проведёт первый официальный матч под его руководством. Несмотря на то что времени прошло мало, событий в клубе было достаточно: тут и уход игроков, и предсезонный турнир, и проблемы с трансферами на вход. Мы встретились с Федотовым на базе клуба в Ватутинках и задали все накопившиеся вопросы.

― В каком состоянии команда подходит к сезону?
― Провели два плодотворных сбора и поучаствовали в товарищеском турнире, так что получили много информации для анализа, познакомились друг с другом. Выполнили весь план и задействовали все энергетические системы. Так что смотрим в сезон с высоко поднятой головой.

― Какие главные игровые принципы ЦСКА Федотова?
― Единство атаки и обороны. Мы должны быть сбалансированы во всех линиях, должны использовать пространство. Необходимо найти баланс, наладить быстрые переходы, плюс команда должна уметь прессинговать во всех фазах, а также контрпрессинговать.

― На что делается упор?
― Мы всегда отталкиваемся от качеств игроков. В наш первый год в «Сочи», когда команда находилась на последнем месте, в составе были Мостовой и Кокорин. Мы использовали их скорость и пространство. Когда есть квалифицированные игроки для паса, ты можешь добавлять выход из обороны. Сейчас в ЦСКА мы на стадии того, чтобы центральные защитники участвовали в атакующих действиях. Мы изучаем ребят, посмотрели всех на разных позициях. Осталось прийти к гармонии.

― Гармонии в чём?
― Должны владеть аритмией – быстрые переходы тоже никто не отменял. Надо хорошо владеть моментами, когда соперник не расставился: когда оборона не сформирована – забиваются голы. Ну а позиционные атаки ― самое сложное в футболе, здесь нам есть над чем работать.

― Почему остановились на схеме в три центральных защитника?
― Когда мы работали в «Оренбурге», нас за это ругали, говорили про какие-то автобусы. Но там была команда, которая решила задачу выхода, требовалась надёжная оборона, игра на быстрых атаках. По итогу сезона команда в выездных матчах была на втором месте по реализации, зато кто-то её автобусом называл. На деле ― это самая атакующая схема.

― Что в ней самое главное?
― Всё зависит от потенциала футболистов в линии обороны, ведь латерали в этой схеме ― атакующие игроки. Они должны одновременно участвовать в атакующих действиях, плюс может добавляться один из центральных защитников, и есть два опорных, которые дают баланс.

― С учётом этой схемы для вас не будет проблемой малое количество профильных центральных защитников в команде?
― Да, мы столкнулись с тем, что Жора Щенников и Кирилл Набабкин не профильные центральные защитники, а латерали. Но у них хватает интеллекта, чтобы играть в центре обороны в данной схеме. Они могут принести очень много пользы в атакующих действиях. В подобной манере действовал Терехов в «Сочи», в ЦСКА на сборах пробуем в этой позиции ещё и Зайнутдинова. Баха с удовольствием из этой точки подключался к атаке, выходил на голевые передачи, оказывался в штрафной.

― «Аталанта» ― главный ориентир в схеме в три центральных?
― Всегда ищем и подсматриваем положительные моменты. Если брать последние три сезона «Аталанты», то у них больше игры один в один. Команда не боится оставаться в обороне с большими зонами, смело прессингует и оказывает давление на половине поля соперника. Но это оправданный риск из-за большого количества голов, ведь чем выше ты мяч отберёшь, тем быстрее до ворот дойдёшь.

― Ваш «Сочи» был одним из самых прессингующих клубов в РПЛ. ЦСКА будет таким же?
― Футбол ― противоборство атаки и обороны ― ни больше, ни меньше. Чтобы забивать голы, нужно делать передачу вперёд, быстро вскрывать свободное пространство. А чтобы не пропускать, нужно эти действия нивелировать. Организованный прессинг ― один из лучших вариантов для этого. Это интеллектуальный процесс, команда должна всё чётко анализировать и выполнять. Но это то направление, которое позволяет допускать меньше моментов у своих ворот.

― В каком состоянии нашли Адольфо Гайча? Многие уверены, что в ЦСКА он уже никогда не заиграет.
― По отношению к тренировкам претензий нет ― трудится на загляденье, идеально требования выполняет. Но по другому никак, мы доносим, что тренировочный процесс ― осознанная необходимость для футболиста. Если не применять к себе повышенные требования – ты ничего не покажешь. Тренировки ― прообраз игры. Если футболист с таким подходом не согласен, то он нам не нужен. При этом у Гайча всё равно работы непочатый край – был серьёзный простой в получении игровой практики. Путь через ежедневный труд выведет его к новым вершинам.

― Как вам Чалов?
― Он не мог вернуться к нам раньше 30 июня из-за сроков арендного соглашения. Федя заложил хороший фундамент, потому что, по его словам, тренировочные процессы в Швейцарии и у нас похожи. Чалову есть куда расти, но его общее состояние радует.

― В «Базеле» последние две недели постоянно говорят, что хотят вернуть Чалова.
― Без Фёдора никуда, он нам очень нужен.

― Гончаренко много говорил про открывания Чалова, что ему нужно их чуть изменить. Какое ваше видение по его игре?
― Мы знакомимся, нацеливаем его на созидательные действия. Показываем, как открываться, к чему быть готовым, проводим с Федей ежедневный анализ. Громадный плюс, что у него уже есть сыгранность.

― Согласны, что в вопросе Фёдора в первую очередь надо решить проблему головы и психологии?
― Мы уделяем этому компоненту большое внимание. Футбол ― единственная игра, в которую играют ногами, но всё на деле находится в голове. Все, в том числе и топовые форварды, через это прошли, когда делаешь всё правильно, а забить не можешь. Психологию никто не отменял. В вопросе Чалова может мешать гипернастрой, огромное желание забить. Может, стоит поменять установку, быть более спокойным, уравновешенным. Форвард забивает голы, только когда хладнокровен.

― При вас раскрылись Деспотович, Кассьерра, Заболотный. Есть уверенность, что вернёте к жизни и Заболотного, и Чалова? Они совместимы на поле?
― Да, почему нет? Никто не сбрасывает этот вариант со счётов. Мы всегда его держим в уме.

― Обляков в ЦСКА поиграл на всех позициях ― от левого защитника до «десятки». Где вы его видите?
― Лобановский говорил: если футболист противится смене амплуа и не выполняет установку тренера – с таким игроком надо расставаться. Универсализм ― ключ к выходу в стартовом составе. Это говорит о возможностях играть, быть востребованным на разных участках поля. Такой универсализм, как у Облякова, бывает раз в жизни. И то не у каждого. Наша задача доносить это до футболистов, чтобы они это осознавали. Ваня выходил у нас в опорной зоне, инсайдом и латералем. У него огромные работоспособность и самоотдача, командный игрок. Везде смотрится гармонично.

― Ему отдали десятый номер, доверили капитанскую повязку в матче с «Сочи». На Облякова особая ставка?
― Особая ставка на всех. Но повязка добавляет огромной ответственности. Отношение Облякова к футболу, отношение к нему в коллективе оправдывают это решение.

― Вы часто говорили, что скованность – одна из главных проблем нашего футбола, что каждый должен быть лидером. Как с этим в ЦСКА?
― Это вопрос системы. В футбольных школах девиз должен быть: «мяч ― мой друг». На днях подхожу к одному игроку и спрашиваю: «Чего такой мрачный? Улыбайся почаще, неужели трудно?». Это отношение к жизни и игре, с детского возраста надо ковать раскрепощённость, а у нас – сразу задача всех победить. Но читаем программы Дании и Канады и видим, что получение радости от футбола стоит во главе угла. Недавно Клопп написал, что футбол ― это не война и унижение, а радость и восхищение, праздник души.

– Как относитесь к критике тренеров у нас в стране?
― Бывает, конечно, что болельщики категоричны. Но это футбол, а футбол — для болельщиков.

― Учитывая такой стресс, вы бы когда-нибудь хотели возглавить сборную? Раньше об этом были слухи.
― Все мои мысли только о клубе. Конечно, такая оценка нашей возможной деятельности, если она вообще будет, – это почёт и ответственность. Но я не люблю рассуждать в категории «возможно» и «если», в голове у меня только ЦСКА.

― ЦСКА называют молодой командой с 2018 года. Этим часто любили оправдывать результаты. Потом команда стала опытнее, но теперь всё надо начинать с нуля. Как разорвать этот круг?
― Разрывать не надо, нужно строить. Да, у нас непростая ситуация с трансферами. Клуб принимает все мыслимые и немыслимые усилия. Мы подходим к этому вопросу философски. Да, есть проблемы, но есть группа молодых футболистов. Понятно, что они ещё не готовы к таким нагрузкам и играм, но мы видим только плюсы. У кого-то появится дополнительный шанс, данный жизнью и судьбой, за который им надо уцепиться. Но это дело не одного дня, а нескольких лет. Мы бы хотели взять 20 готовых футболистов, но так не получится.

― У вас есть уверенность, что трансферы на вход в ближайшее время будут?
― Я не первый день в футболе. Трансферы — такая вещь: когда тебе кажется, что уже всё готово, они срываются по разным причинам. Мы готовились к сезону, осознавая это. Да, мы понимаем, что тем, кого мы приобретëм, придётся по ходу сезона встраиваться в команду, на что понадобится время, хоть мы и уповаем на профессионализм.

― Такие случаи были в это трансферное окно, когда переход в ЦСКА был готов, но потом сорвался?
― Были, несколько трансферов развалились по разным причинам. Вы же понимаете – с последними событиями нюансов добавилось.

― Вы можете сравнить нынешнюю ситуацию с трансферами в ЦСКА с летом 2019 года в «Оренбурге», когда на сборы с вами поехала команда, где только семь игроков имели подписанные контракты?
― Остальные подписывались по ходу сбора, они на тренировках доказывали свою нужность команде. Тогда у нас были 16 игроков на просмотре, ровно одну тренировку мы испытывали недоумение, но потом начали работать. Сейчас в ЦСКА у нас есть обойма, есть хорошая подготовка, уверенность у игроков, есть амбиции.

― Входить в сезон с такой обоймой не страшно?
― Сейчас не отыграешь сезон с 14 людьми в заявке. У нас тренируются 23 игрока, но каждому футболисту нужна конкуренция. Нам нужны трансферы на несколько позиций, кроме вратарской. Там как раз с конкуренцией полный порядок.

– Основные цели – игроки в центр обороны и полузащиты?
– Да, вы всё верно понимаете.

― Эта ситуация патовая или просто рабочая?
― Свежая кровь обязательно нужна, нужна замена ушедшим. Опять же ― молодёжь прошла с нами все сборы. Те, кто лучше всего с этим справился, будут с нами. Да, можно махнуть рукой, схватиться за голову, но что это изменит? Расскажу притчу на этот счёт.

Царь со своим подданным охотились. Подданный зарядил царю ружьё, чтобы тот выстрелил в косулю. Ружьё дало осечку, взорвалось, и царю оторвало кисть. Подданный, увидев это, сказал: «Это хорошо». Царь разозлился и бросил своего подданного в тюрьму, а сам уехал с визитом в другое государство. По дороге его захватило племя каннибалов. Племя захотело принести царя в жертву, но увидело, что у него нет кисти, а жертва же должна быть идеальной. Поэтому царя решили отпустить. Он возвращается домой, вызволяет из тюрьмы подданного и извиняется перед ним, на что подданный снова отвечает: «Да это же хорошо! Если бы я с вами поехал, вас бы в жертву не принесли, а меня бы принесли, ведь у меня руки на месте».
Так что у нас всё хорошо. Но укрепляться надо.

― Как устроен процесс селекции в ЦСКА? Вы включаетесь на финальной стадии?
― Да, на стадии одобрения. Есть селекционный отдел, иначе нам не хватит времени отсматривать весь поток футболистов, которых нам пытаются просунуть со всех сторон. Мы говорим таким любителям: «Зачем вы это делаете?». Агенты напрямую шлют мне игроков, сколько им ни говори этого не делать.

― Как в «Сочи» удавалось при небольшом бюджете находить Кассьерру, Родригао?
― Уделяли этому много времени. Аналитики отметали мусор, но приходилось гораздо больше информации поглощать, отслеживать игроков самому. Где-то нам везло ― тот же Кассьерра долгое время был доступен на рынке, из-за чего нам все же удалось его на флажке забрать. Почему-то все желающие отвалились, мы сказали всем спасибо и быстренько подписали контракт. Матео нам сразу понравился, постоянно возвращались к нему. Долгое время нас не устраивала цена, но потом случилась манна небесная – и мы получили очень качественного футболиста.

― Их переходы в «зенит» вас удивили?
― Они проявили себя с очень качественной стороны, почему я должен удивляться? «зенит» ― флагман нашего футбола, Кассьерра ― второй бомбардир РПЛ без учёта пенальти.

― Какое у вас мнение насчёт частых трансферов из «Сочи» в «зенит» и обратно?
― А как мне относиться? Я просто рад за ребят, с которыми посчастливилось делать футбол в «Сочи». Желаю им дальнейшего роста и прогресса.

― Вы верите, что Фернандес ещё сыграет за ЦСКА?
― Марио ― это история ЦСКА. Молодой парень приехал сюда, провёл здесь всю сознательную жизнь, получил российский паспорт. Это преданный клубу игрок, двери для него всегда открыты, Фернандес об этом знает.

― У вас с ним был диалог?
― Секрет. Думаю, Марио давно хочет вернуться, но у него скоро родится ребёнок. Как только он родится ― ситуация должна поменяться. Верю, Фернандес ещё сыграет за ЦСКА.

― Вы назвали решение Эджуке приостановить контракт безобразием. Почему так резко?
― Назвал вещи своими именами. До приезда на сборы мы общались с ним и Сигурдссоном по телефону. Предоставили ребятам дополнительное время отдыха, потому что они уезжали в сборные.

– Так что поменялось?
– Безобразие в том, что не надо ничего обещать, чтобы потом не иметь бледный вид. Для меня это очень важно. За свои слова нужно отвечать. Но они благополучно воспользовались решением ФИФА. При этом есть пример Бийола: это образец порядочности и хороших отношений. В ЦСКА он возмужал, стал игроком, на что ответил взаимностью. И ему за это сполна вернётся с положительной стороны. В жизни это так работает.

― Что вам говорил Эджуке?
― Мы общались по видео: он рассказывал, что готов работать и горит желанием вернуться. Хотя его лукавый взгляд во время того разговора выдавал подвох. Моего опыта хватило, чтобы это почувствовать. После этого он вернулся в Москву, провёл время на сборах и ушёл. Мы пообщались с ним, потому что мне был интересен его мотив, но Эджуке даже не мог смотреть мне в глаза. Я ему говорю: «Ты же понимаешь, что нас очень мало?». А он мне: «Да, тяжёлые времена, тяжёлые времена, но у вас всё будет хорошо» (в этот момент Федотов демонстративно отводит голову в разные стороны, имитируя поведение Эджуке. — Прим. «Чемпионата»). Я на прощание сказал: «Главное, чтобы у тебя всё было хорошо. До свидания».

― У вас есть претензии к Шварцу, который воспользовался ситуацией и забрал Эджуке?
― Двоякая ситуация. Рано или поздно всё меняется. Действие рождает противодействие, так что и это произойдёт.

― Сигурдссон тоже обещал вернуться?
― Да. Потом сказал, что заболел коронавирусом, что послужило причиной неприезда и приостановки контракта.

― Финального разговора не было?
― А о чём ещё разговаривать, когда человек говорит, что готов, что докажет, покажет, что у него снова горящее сердце, а потом поступает вот так. И это его слова, а не мои.

― Игроков вообще можно понять?
― Как мне их понять? Прошлый сезон доиграли нормально. Да, было давление общественности, но зачем врать? Скажи сразу и честно, что хочешь уйти. Надо сразу взвешивать все за и против.

― Какие для вас были главные точки в переговорах с ЦСКА, на которые вы опирались, принимая предложение?
― Главное, что клуб был во мне заинтересован, был готов ставить серьёзные задачи. ЦСКА ― топ-клуб с величайшими традициями и историей. Для меня это новый вызов, новые реалии и задачи.

― В чём ЦСКА перевесил остальные варианты, которые у вас были: «Спартак», «Динамо», «Сочи».
― ЦСКА был более настойчив.

― Вы обо всём договорились 14 июня. Общались с Гинером и руководством?
― Да, переговорили со всеми, подписали контракт. Что касается Гинера, то мы прекрасно знаем, что он сделал с момента, как возглавил ЦСКА. Он родной папа команды. Евгений Леннорович полностью поглощён клубом, результаты это показывают.

― Березуцкие могли остаться в штабе?
― С Алексеем мы общались близко, выбор был за ним. Изначально расклад был такой, что он останется в штабе, но, подумав, он поменял решение. Мы говорили с ним о том, чтобы он остался в клубе и был помощником в том числе в организации трансферных дел.

― Как он вам объяснил своё решение?
― Тяжело быть главным тренером, а потом снова становиться помощником. Это очень скользкий и непростой момент, никогда не знаешь, как это воспримет команда. Это непростой выбор Алексея, который мы уважаем.

― Как вы реагировали на атаку Василия Уткина на вас в момент, когда вы стали тренером ЦСКА?
― Мне без разницы. Хотя очень интересно, что в его постах читаю о себе то, чего не знаю сам. Мы с этим человеком ни разу не здоровались, не то что за руку. Мы не знакомы, он не был рядом с моей деятельностью – Василий не знает её изнутри.

― Руку пожмёте ему при встрече?
― Зачем? Он же всё про меня знает.

― Вы много раз говорили, что ваш отец болел за «Спартак», и сами подтапливали. А теперь вы в ЦСКА.
― Не то что подтапливал, тогда был телевизор, на котором было два канала и показывали только «Спартак». Батя выписывал «Советский спорт», где был «Спартак». Но не было такого, чтобы я болел за этот клуб. Очень скоро я очутился по другую сторону, когда начал играть за «Уралмаш». Так получилось, что вся дальнейшая деятельность была как раз против «Спартака».

― Как вы уходили из «Сочи»? В мае Ротенберг выражал уверенность, что ваш контракт будет продлён. Вы уже после сезона понимали, что уйдёте из клуба?
― На такой волне успеха тяжело уходить. Но у меня появился новый вызов. Я не давал никаких обещаний, что продолжу работу в «Сочи». Я благодарен сочинскому клубу за возможность совершенствоваться, развиваться. Мы делали это вместе: спаслись от вылета, взяли пятое место и серебро. Весь тренерский штаб, руководство отдавались делу полностью. «Сочи» ― детище Бориса Романовича, Ротенберг глубоко посвящён в дела команды. Всем огромная благодарность, в том числе болельщикам ― мы очень тепло общались, встречались по скайпу после ухода. Мы были честными перед ними, на поле мы оставляли всё.

― Вы клубу благодарны, а вот «Сочи» о вашем уходе не объявил, слов благодарности в социальных сетях не посвятил.
― Не знаю, почему так получилось. Мы всегда честно исполняли свою роль в клубе. Да, расставания не всегда бывают приятными. В футболе это особенно болезненная штука, ведь ты отдаёшься ему всеми фибрами души.

― В СМИ говорят, что это может быть личной обидой Ротенберга.
― Я просто хочу сказать огромное и искреннее спасибо за поддержку и оказанное доверие, что мы с тренерским штабом представляли «Сочи». Клуб выполнял все обязательства. Команда никогда не испытывала никаких проблем. Это большая заслуга президента клуба. И я лично, и весь тренерский штаб благодарим его за доверие и поддержку на протяжении всего периода работы. И, безусловно, вклад руководителя клуба тут огромен.

― После лучшего результата в истории клуба благодарность за работу бы точно не помешала. Вас не задело?
― Нет, надо быстро забывать и отпускать злость с обидой. Во мне этого нет. Дело сделано ― у нас была хорошая команда, семья. Мы поступили честно. Наш контракт закончился, и мы приняли такое решение.

― Вы встречались с фанатами ЦСКА в неформальной обстановке. Как это было?
― Хорошо и конструктивно. Мы познакомились с активными фанатами. Понимаем объём и поддержку. Товарищеский турнир показал, насколько едина связь между командой и болельщиками ― их армия действительно огромна. Это 12-й игрок, мы в этом отдаём себе отчёт.

― Но теперь на трибунах их не будет.
― Мне бы очень хотелось, чтобы к общественному мнению прислушались. Я не помню вызывающих действий со стороны фанатов на трибунах. Всё проходит мирно, везде куча камер. Любое правонарушение можно установить дистанционно, никто не уйдёт от наказания.

― Что почувствовали, когда прощались с трибуной на последнем матче?
― Это несправедливо по отношению к фанатам. Они приняли осознанное и выстраданное решение. Нам их будет не хватать. Но мы приложим все усилия своей игрой, чтобы они вернулись.

― Вы верите, что решение по Fan ID можно изменить?
― Изменить можно всё, если правильно к этому относиться. Я не знаю, что несёт под собой решение ввести Fan ID. Через эту процедуру нужно пройти и игрокам, и тренерам. У меня нет слов от того, что фанатов не будет на трибуне. Футбол требует поддержки, нужно попытаться найти компромисс, чтобы болельщики всё-таки вернулись на трибуны. Футбол сейчас должен быть развлечением, которое объединяет людей.

― Как оцените слова Бердыева о вас? Он сказал, что тренера Федотова делают игроки.
― Великолепно сказано. На поле выходят игроки, они выполняют главные действия. Опять же, пример: мы участвовали в поиске Кассьерры и Родригао, привезли их, тренировали ― они давали результат на поле. Кто в итоге делает тренера? Игроки. Так что Бердыев прав. Но с игроками надо найти взаимодействие.

― Вы набрали одинаковое количество баллов с Семаком в голосовании за лучшего тренера сезона, но ему отдали победу, потому что он с «Зенитом» финишировал выше «Сочи». Справедливо?
― Почему нет? Если такой регламент, значит, справедливо. Значит, надо было выигрывать чемпионат. Вопросов бы тогда не возникло,

― Семак, правда, лучший тренер России?
― Станислав Саламович давно сказал великую вещь: «На поле только два человека, которые не разбираются в футболе. Это два главных тренера». Мастеровитыми футболистами надо руководить, настраивать их, тренировать, психологически готовить. Кто это делает? Это делает Сергей Богданович. А все эти рассуждения, что в «Зените» любой может выигрывать, неправильны. У Манчини с Луческу не получилось. Клуб выигрывает четыре чемпионства подряд. Семак находит верные слова и новую мотивацию. Команда меняется, появляются новые краски, новый стиль, игроки растут.

― С «Зенитом» реально бороться за первое место? Или преимущество слишком велико?
― С «Сочи» чуть-чуть не получилось (улыбается). Реально, но многое зависит и от «Зенита». Важно отвечать за себя и прилагать максимальные усилия, а дальше всё зависит от команд, которые выше тебя по возможностям. От того, как они проведут свои матчи. Если «Зенит» будет брать свои очки, то конкурировать сложно. Но Сергей Богданович правильно сказал: «Как только мы остановимся, нас сожрут».

― Как вы себя мотивируете работать в футболе после 24 февраля?
― Это дело и любовь всей нашей жизни. Какая ещё нужна мотивация? Мы занимаемся любимым делом, значит, мы счастливые люди. У многих этого нет. Футбол ― наша страсть и вдохновение, это супер.

― Каким вы видите будущее нашего футбола?
― Нужно трудиться, мы творцы своего счастья. Надо проводить анализ, принимать вдумчивые решения, учиться у других. Раньше учились у нас, теперь — наша очередь. Нужно выстроить систему, ведь футбол ― это бизнес.

― Но без еврокубков.
― Да, но главная мотивация ― наши родные и близкие, наши болельщики, которые разбросаны по всему миру. Когда мы выигрываем и получаем СМС со всех уголков планеты – это лучшая мотивация. Всё остальное ― обстоятельства. Да, еврокубки отсутствуют, что вызывает недоумение. Это отсутствие спортивного принципа. Где основания для отстранения? Спорт ― вне политики. Есть примеры независимых организаций ― тот же большой теннис. Это очень серьёзный прецедент, что перестали работать международные законы. О чём тут говорить? На какую демократию ссылаться?

― Какова ваша главная цель в ЦСКА?
― Построить команду, которая будет решать максимальные задачи. Победные традиции клуба заставляют двигаться вперёд.
 


Источник: championat.com
Комментировать...(0)

0 комментариев

Необходимо авторизоваться , чтобы оставить комментарий